Баир Иринчеев (karhu1977) wrote,
Баир Иринчеев
karhu1977

Categories:

Ложная маршрутка с портретом Маннергейма в Санкт-Петербурге перед Днем Победы.

Общество "Ингерманландия", которое ратует в том числе за отделение Санкт-Петербурга и Ленобласти от Российской Федерации и присоединение Ингерманландии к ЕС, перед Днем Победы запустило по городу микроавтобус с изображением Маршала Маннергейма, правда, еще в форме Российской Императорской Армии.

Все это сопровождалось официальным заявлением в группе в контакте, которое хотелось бы разобрать, так как это хорошо составленная пропагандистская фальшивка. Контрпропаганда - мое нелюбимое занятие, но на эту вылазку придется ответить.

Итак, из официального заявления Ингерманландии:
Сегодня на улицы нашего города вышел автобус, посвящённый кавалергарду, георгиевскому кавалеру, маршалу Карлу Густаву Эмилю Маннергейму. Эта акция призвана напомнить о великом петербуржце, герое Первой и Второй мировых войн, ни разу не нарушившем присягу и оставшегося верным своей Родине — как Финляндии, так и Санкт-Петербургу.
Не совсем понятно, каким образом Родиной Маннергейма является Санкт-Петербург.

Ни слова не сказано о нарушении обещания дворянина Маннергейма во время штурма Тампере, когда было расстреляны красные финны. Листовка с обещанием висит в финской википедии.

Ни слова не сказано об убийстве русского, польского и другого нефинского населения Выборга 29 апреля 1918 года - солдатами армии Маннергейма.

Упоминаются русские награды Маннергейма, а вот Рыцарский Крест (1942 год) и Дубовые ветви к Рыцарскому Кресту (1944 год), врученные Маннергейму фельдмаршалом Вильгельмом Кейтелем, не упомянуты (источник – статья в финскоязычной википедии).
Как всегда, рисуется черно-белая картина, а из жизни Маннергейма выкинуты целые огромные пласты, которые не вписываются в героический образ.
Мы хотим напомнить горожанам о человеке, который не стал развивать наступление на Ленинград в 1941 году, и сделал это одним из условий своего согласия на командование финской армией.

Здесь авторы статьи ссылаются на один абзац в воспоминаниях Маннергейма (цитата по изданию 1952 года, на финском языке, издательство Отава. Второй том, стр 345-346).

В самый разгар сражений на Карельском перешейке я получил письмо от фельдмаршала Кейтеля, главы ОКВ, в котором он предлагал финской армии продолжить наступление на Петербург с севера одновременно с германским наступлением на город с юга. Он также предложил нам перенести боевые действия на южный берег Свири, с задачей соединиться с немцами, идущими от Тихвина. В этом предложении также говорилось о создании мощной мобильной группы, которая закрепилась бы на юго-восточном берегу Ладоги.
Когда в Ставку по моей просьбе прибыл Президент республики, я представил ему планы военного командования Германии, и повторил, что я принял пост Главнокомандующего только при условии, что мы не будем наступать на Петербург. Я также отметил, что с моей точки зрения, не в интересах страны форсировать Свирь.

В реальности же согласие на командование финской армией Маннергейм дал 30 ноября 1939 года, в день нападения СССР на Финляндию. После этого он был главнокомандующим финской армией до 1944 года. Никаких условий он никому не ставил. (см. статью профессора Мауну Йокипии в Вестнике военно-исторического общества Финляндии за 2002 год «Страна, руководимая с самого верха»).

Воспринимать это высказывание Маннергейма всерьез в наше время достаточно сложно. Следует также отметить, что финская армия Свирь форсировала и создала на южном берегу мощный плацдарм.

Именно Карл Густав Маннергейм не дал согласия на проход немецких войск к северному полукольцу Блокады

Как мы знаем, в сентябре 1941 года группа Армий «Север» должна была взять Ленинград в двойное кольцо блокады и тем самым уничтожить город голодом. Первое кольцо должно было замкнуться на Карельском перешейке в районе старой границы (Токсово – Лемболово). Немцы должны были форсировать Неву и пройти восточнее города на соединение с финскими войсками. Второе кольцо должно было замкнуться на Свири.
Осуществить эти планы Группа Армий «Север» не смогла – в сентябре на Неве на немцев обрушилось контрнаступление 54-й Армии маршала Кулика. Под Тихвином же ценой неимоверных усилий части генерала Мерецкова одержали над немцами верх в ноябре и декабре.

Немцы дважды предлагали финскому руководству продолжить наступление на Ленинград. Дважды последовал отказ. В сентябре 1941 года состоялась дискуссия между Эрфуртом и Маннергеймом об операциях на Карельском перешейке. К этому моменту финская армия уже перешла границу 1920 года на Карельском перешейке и остановилась перед основным рубежом обороны Карельского укрепрайона. После двух отказов Финляндии начать штурм КаУР, Эрфурт предложил перебросить на Карельский перешеек 163-ю дивизию Вермахта. После небольшой паузы Маннергейм это предложение Эрфурта отклонил.

Маннергейм и Рюти дважды отказали германскому командованию в наступлении на Ленинград на Карельском перешейке, это исторический факт. Однако участие финской армии в попытке немцев замкнуть кольцо блокады на Свири и уничтожить Дорогу Жизни в 1942 году – почему-то остается за кадром.

В октябре 1941 года 163-я пехотная дивизия Энгельбрехта стояла уже на северном берегу Свири, готовая форсировать ее и соединиться с группой Армий «Север», наступающей на Тихвин и Лодейное поле. Эта «встреча на Свири» должна была состояться между немецкими войсками, а не немецкими и финскими. Маннергейм категорически не хотел показать миру Финляндию как одну из сторон, уничтожающих Ленинград. Все должны были сделать именно германские части. Формально финны были «ни при чем».

Однако Маннергейм отдал приказ финским частям подготовиться к штурму Лодейного поля, чтобы поддержать наступление 163-й пехотной дивизии. Совместное германско-финское наступление было сорвано усилиями 3-й бригады морской пехоты, высадившейся на северном берегу Свири. Наступление Группы Армий «Север» из района Тихвина тоже было остановлено, а затем немцы были отброшены от Тихвина до Кириш. (источник: Ари Раунио, De militära operationerna, на шведском языке, издательство Karttakesus, 2008)
Далее, авторы этой статьи не  упоминают переброску германского военно-морского отряда из паромов «Зибель» в порты Лахденпохья, Сортавала и бухту Сортанлахти (ныне - бухта Владимирская) на северном и западном берегу Ладоги. Немецкие паромы с мощным пушечным вооружением появились на Ладожском озере весной 1942 года. Их задачей было уничтожить водную Дорогу Жизни в летнюю навигацию 1942 года, но и здесь немцы потерпели неудачу. Как это сочетается с «не дал проход гитлеровским войскам к северному полукольцу блокады» - мне непонятно.

114460
на фотографии: германские и финские офицеры в бухте Владимирской (ныне - главная гавань Коневецкого монастыря, Карельский перешеек, Приозерский район).  29 октября 1942 года.

106577
на фотографии: легкий паром Зибеля под флагом нацистской Германии на Ладоге, лето 1942 года.
DSC02557
на фотографии: макет парома Зибеля, захваченного Ладожской военной флотилией в ходе провальной немецкой операции по захвату острова Сухо. Музей Дороги Жизни, Осиновец, Ленинградская область.
К этому можно также добавить предоставление финских военных аэродромов Утти и Иммола для нужд Люфтваффе.
Напоминаем, что все эти решения принял человек, главной целью которого было сохранение Финляндии как независимого государства — в условиях войны с СССР, который за два года до этого предпринял попытку уничтожить эту независимость так же, как это произошло со странами Балтии. Причём решение это было принято вопреки общественному мнению, которое требовало отомстить за Зимнюю Войну.

Простите, Финляндия сполна отомстила за советско-финскую войну, оккупировав Петрозаводск, Медвежьегорск, Олонец, форсировав Свирь и вторгнувшись на территорию Вологодской области. Общественное мнение Финляндии это только поддерживало: «Вернем то, что было потеряно, да еще с процентами».
В финских концлагерях в Карелии погибло, по разным оценкам, от 4000 до 14000 гражданских жителей, в основном русских, украинцев, белорусов. Об этой этнической чистке пропагандисты из «Ингерманландии» тоже умалчивают.

Таким образом, важную роль в спасении нашего города сыграл человек, который возглавлял армию противника — и сделал это сознательно.

Руководствуясь этой логикой, можно запустить в Хельсинки и Тампере сталинобус с лозунгом «Генералиссимус Сталин – истинный спаситель Финляндии в 1944 году». Ведь Сталин в 1944 году не отдал приказа маршалу Говорову продолжать наступление на Хельсинки – и сделал это сознательно. В Санкт-Петербурге же господа из Ингерманландии могут запустить гитлеробус – ведь Гитлер отменил штурм Ленинграда в 1941 году – тоже сознательно.

Маннергейм, как опытный и умный дипломат, категорически не хотел, чтобы в уничтожении Ленинграда напрямую были задействованы финские войска. Это дало бы СССР и союзникам огромный козырь для давления на Финляндию. Как мы знаем из истории, осторожная стратегия Маннергейма оказалась для Финляндии правильной, если не сказать - спасительной.

Однако, как неофициальный союзник нацистской Германии, он помогал немцам уничтожать Ленинград в 1941 и 1942 году. Делать из него чуть ли не национального героя Санкт-Петербурга – абсурд и кощунство.

В Финляндии – пожалуйста, для своего отечества Маннергейм сделал неоценимо много. И в 1939, и в 1940, и в 1944-1946 годах, когда после заключения перемирия он налаживал новые, добрососедские отношения с СССР. Для России Маннергейм тоже сделал многое - до распада Империи в 1917 году. После этого до осени 1944 года Маннергейм был противником СССР и России. Забывать об этом нельзя.

89610
на фото: Маннергейм приветствует Гитлера на аэродроме Иммола 4 июня 1942 года. Гитлер специально прилетел в Финляндию поздравить Маннергейма с 75-летием. В финских книгах эта фотография публикуется крайне редко.
Tags: Великая Финляндия, блокада Ленинграда
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author