?

Log in

No account? Create an account
 
 
Баир Иринчеев
07 December 2017 @ 12:42 am
Достаточно реалистично





Солдат что-то сказал, но голос застрял еще в горле.
Пастор видел грязное, исхудавшее лицо, которое выглядело уже
почти желтым. У глаз появилась какая-то тень, как будто страдания
проявились наяву. На шее была четко видна граница загара, а из-под
гимнастерки торчала пожелтевшая, заношенная фланелевая рубашка.
Ээроле было двадцать лет. Тело было нескладное и худое, так как
всю свою жизнь он недоедал. Как поденный работник большого поме-
стья и член семьи, которая работала за еду, он принадлежал к такому
классу общества, ниже которого были только безземельные, бродяги
и калеки. Тяжелый труд и плохое питание оставили ясные следы на его
теле, но, несмотря на это, видавший виды организм яростно боролся со
смертью. У этого молодого человека, кстати, была другая цель в жизни,
к которой он стремился и которая теперь была для него навеки недосягаемой.

У него всегда была мечта: иметь сшитый по меркам костюм и велосипед,
но небольшой заработок нужно было отдавать в семью, так что остался
он и без костюма, и без велосипеда. Это было очень обидно,так как обе вещи входили в обязательный набор нормального парня на деревне,
а он на войну отправился в галифе и вельветовой курточке.
Пастор смотрел, как жизнь, стремившаяся к этим мечтам, понемногу
угасала. Как врач, он приложил ухо к губам солдата и услышал
гортанный, хриплый шепот:
— Иисус… Иисусе… Забери… Забери от…сюда.
— Брат… Успокойся. Он поможет. Иисус никого из нас не оставит.
Он всех нас отсюда заберет в безопасное место. Не бойся, брат. Ты —
в Его руках. Он заплатил за тебя, как и за всех нас. Ты честно нес свое
бремя, и Иисус этого не забудет…
Неровное дыхание начало выравниваться и затихать. Пастор
тихо прошептал в ухо умирающего:
— Иисус забрал твои грехи. Он дарует тебе вечный мир и покой.
Тихая дрожь пробежала по телу умирающего, пару раз послы-
шался тихий всхлип, и пастор закрыл рот солдата, прошептав:
— Аминь.
На другой стороне палатки какой-то раненый натянул на голову
одеяло, и из-под него послышались тихие всхлипывания. Пастор было
направился к нему, но тут очнулся и начал стонать лежащий рядом
с Ээролой раненый. Все это время он беспокойно метался, иногда реагируя на слова пастора. Солдат был в состоянии сильного
наркотического опьянения и выкрикивал бессмысленно:
— Иисусе! Иисусе…
Пастор склонился над ним, думая, что солдат молится. На самом
деле тот вообще ничего не соображал. Это был широколицый и крупный
молодой человек. Из его широкого и хищного рта виднелись зубы,черные
от курения.
— Иисусе, Иисусе, — повторял молодой человек слово, которое
прицепилось к нему со словами пастора. Тот ему сказал тихим голосом:
— Брат. Хочешь, помолимся?
— Иисусе, Иисусе, — твердил солдат самому себе. Потом он внезап-
но издал ужасный, дикий крик.
— Тихо, тихо, — прошептал пастор, но солдат все орал, рот в пене,
закатив глаза. Из-под одеяла, откуда только что слышались всхлипывания, послышался вскрик:
— Прекратите, прекратите, — и солдат истерично разревелся.
— Ах, ах… Ох, ох. Ну что за жизнь! Кончайте, добрые люди! — Врач
поспешно вполз в палатку и направился к плачущему, пытаясь его
успокоить. Пастор был обижен и обескуражен и решил, что ему лучше
убраться. Когда он выползал из палатки, то услышал, как какой-то санитар произнес напряженным и плаксивым голосом:

— Ну зачем он к ним вообще пристал? Дал бы хоть помереть спокойно. #НеизвестныйСолдат